Книги по психологии

ЗАПИСНЫЕ КНИЖКИ, ЗАМЕТКИ, НАУЧНЫЕ ДНЕВНИКИ Л. С. ВЫГОТСКОГО: РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ СЕМЕЙНОГО АРХИВА
Вопросы психологии - 2008

Е. Ю. ЗАВЕРШНЕВА

Статья подготовлена при финансовой поддержке РГНФ, проект № 05-06-06369.

В тексте, который представляет собой окончание статьи, опубликованной в предыдущем номере журнала (Вопр. психол. № 1. С. 132—145), рассматриваются заметки Л. С. Выготского, датируемые 1931—1934 гг.

Ключевы е слова: Л. С. Выготский, семейный архив, проблема сознания, полемика с А. Н. Леонтьевым, полемика с К. Левином.

Прежде чем приступить к описанию документов, дадим краткую характеристику последнего периода научной биографии Л. С. Выготского, поскольку все заметки, цитируемые ниже, неразрывно связаны между собой и в них прослеживаются сквозные идеи, основой которых служит принцип смыслового строения сознания.

Выдвинутый в конце 1930 г. принцип системности (доклад «О психологических системах» [5]), а также внутренняя логика развития идеи знакового опосредствования приводят в 1932 г. к появлению новой теории сознания как динамической смысловой системы. Все прошлые достижения пересматриваются в свете нового видения; Л. С. Выготский подвергает острой критике себя и своих сотрудников, все чаще проводятся внутренние конференции для ближайших сотрудников, полемика с А. Н. Леонтьевым ужесточается, доходит до фактического разделения научных школ, и вместе с тем новый принцип оказывается невероятно плодотворным — Л. С. Выготский берется за разработку сразу нескольких фундаментальных областей (патопсихология и клиническая психология, детская, возрастная и педагогическая психология, проблема мышления и речи, теория эмоций, нейропсихология), и везде он видит дальше, чем успевает говорить об этом даже на внутренних конференциях, а некоторые его замыслы не попадут в печатные работы и останутся только в личных записях («Раньше у меня нечего было сказать. А теперь больше, чем я могу сказать», запись «Современное состояние психологического учения об эмоциях»). Эти сдвиги отражены и в архивных документах. Цитируемая ниже серия 1 («Зеленые чернила») представляет собой документы переходного периода 1931 г., в которых, в частности, разрабатывается заявленный в конце 1930 г. принцип системного строения сознания. Cерия 2 («Спиноза») посвящена одному из ключевых и вместе с тем неразрешенных вопросов концепции Л. С. Выготского — теории высших эмоций. Серии 3 и 4 («Библиотечные карточки», «Статья на французском языке») составляют единое целое и датируются 1932 г., они содержат тезисы по всем магистральным направлениям дальнейшего

121

Развития культурно-исторического подхода и демонстрируют взрывную динамику

29.09.2012


120

2


Продвижения вперед к новой теории сознания.

В 1932 г. дальняя цель, намеченная еще в 1920-е гг., — создание общепсихологической теории, в том числе теории сознания, — кажется ему как никогда близкой и осуществимой. Он набрасывает планы книги, посвященной проблеме сознания, которую так и не успевает написать. Сравнение планов «Мышления и речи» и монографии о сознании показывает, что «Мышление и речь» были только пролегоменами к этой книге; впрочем, в последних строках своей знаменитой работы Л. С. Выготский прямо указывает на то, что исследование «остановилось у самого порога», и намечает перспективу на будущее: исследование не одной, пусть самой важной межфункциональной связи, но всего сознания в его сложной динамике [4; 361]. Интересно отметить, что первоначально под заголовком монографии о сознании Л. С. Выготский поместил имена двух соавторов — А. Н. Леонтьева и А. Р. Лурия, но затем, столкнувшись с известным недопониманием или несогласием среди ближайших сотрудников, он, повидимому, принимает решение писать книгу в одиночку (фотографию первой страницы архивного документа с заголовком монографии и тремя соавторами см. в [3; 91]).

С 1931—1932 гг. оппонентом первого уровня становится К. Левин, — пожалуй, самый серьезный противник Л. С. Выготского за всю его жизнь, равный ему по силе, стремящейся к той же цели, а потому более похожий на единомышленника, чем на оппонента. Между ними сначала на расстоянии, а затем и в личном общении устанавливаются отношения свободной дискуссии, даже дружбы, чему также способствовал кратковременный визит К. Левина в СССР в 1933 г. (полемика с К. Левином отражена в сериях 5—9, см. ниже). Оппонентами второго уровня были Ж. Пиаже и В. Штерн (к 1932 г. Л. С. Выготский уже нашел главные контраргументы по отношению к их теориям), психофизиологи К. Гольдштейн и Г. Хэд и другие. Сильной фигурой оппонентного круга, редко выходящей из тени, из внутреннего диалога в открытую полемику, был З. Фрейд; тем ценнее все упоминания о нем в личных записях («Конференция по исследовательским темам», блокнот «Аномальное развитие»). Из фактических аномалий (термин И. Лакатоса), способствующих прогрессу теории, следует упомянуть в первую очередь собственные исследования мышления, эксперименты У. Кеннона, исследования в области клинической психологии, в частности «загадку» шизофрении, представляющей собой, как покажет Л. С. Выготский, поражение смысловой сферы личности (данный тезис предвосхищает основную гипотезу будущих исследований этого заболевания в экзистенциальной и Dasein-аналитической психологии), феномен Шерешевского (в личных записях Л. С. Выготский указывает на высокую научную значимость этого феномена; подробнее о С. В. Шерешевском см. в [13]) и др. Теоретический скачок был вызван продвижением в двух направлениях, которые представляют собой две стороны одного процесса онтогенетического развития — развитие и распад мышления в понятиях. В более широком контексте здесь разрабатывается принцип единства закономерностей развития и распада, который также становится ведущим в последнем периоде научной биографии Л. С. Выготского.

Проблемной областью новой концепции являются, в частности, эмоции; практически одновременно с «Мышлением и речью» создается «Учение об эмоциях» (1931—1933) [8], которое тоже остается незавершенным. Л. С. Выготский ищет единицу синтеза «интеллекта и аффекта». Единица найдена в поздних работах по возрастной психологии — «переживание» как интегральная единица внутреннего и внешнего, личности и ее окружения. Мы видим, что Л. С. Выготский постепенно достраивает «верхние этажи» своей теории,

29.09.2012


120

3


122

Подходит к осмыслению понятия личности, которое присутствует и в ранних работах. Однако он занят и укреплением фундамента — центральная тема последнего периода его биографии разрабатывается в русле идеи хроногенной локализации высших психических функций (ВПФ). Отказавшись от подразделения психических функций на высшие и низшие (см. ниже), стремясь к созданию единой теории психического, Л. С. Выготский угадывает это раздвоение, непреодоленный дуализм, и в своей новой концепции. Психофизическая проблема становится одной из важнейших в его личных записях. Он предлагает все новые и новые решения, однако ранняя смерть — или, быть может, неустранимые внутренние проблемы теории — помешали ему реализовать свои замыслы.

СЕРИИ ДОКУМЕНТОВ

1. «Зеленые чернила». Серия датируется ориентировочно 1930—1931 гг., записи сделаны зелеными чернилами; включает около десятка записей, в которых затронуты темы, характерные для переходного 1931 г. По большей части это теоретические штудии: Л. С. Выготский размышляет о природе истинных понятий, полемизируя с Г. Гегелем и А. Бергсоном, активно цитируя не только К. Маркса, но и В. И. Ленина, в основном, их аргументы против Платона, Г. Гегеля и других авторов, отнесенных ими к

Идеалистическому лагерю. В текстах встречаются ссылки на авторов, редко

1 Упоминающихся у Л. С. Выготского, — Э. Кассирера, Б. Г. Столпнера, Н. Я. Марра.

Цитируемые фрагменты из В. И. Ленина («анализ в практическом действии») появляются и

В «Педологии подростка» [6; 158—159], вообще заметки данной серии очень близки по

Духу к этой работе, которую Л. С. Выготский оценивал как важный этап в своей научной

Биографии. Основная линия его размышлений — свобода в мышлении, которую дает

Только истинное понятие. Напомним, что одной из главных аномалий, требовавшей от

Л. С. Выготского лучшего объяснения и тем самым способствовавшей появлению новой

Точки зрения на природу психического, были результаты, полученные при

Экспериментальном исследовании развития значений слов по методике Выготского—

Сахарова еще в конце 1920-х гг. Память и внимание легко описывались с помощью

Представлений об инструментальном акте, но с интеллектуальной функцией дело обстояло

Иначе. Размышления о том, что стоит за знаковой операцией в этой проблемной области,

Привели впоследствии к представлению о значении слова. В серии «Зеленые чернила» мы

Видим процесс становления новых идей в пространных размышлениях, еще очень неясных

Ходах, повторах, блужданиях. И тем не менее из этих блужданий возникает к 1934 г.

Великолепная шестая глава «Мышления и речи» с ее законом эквивалентности понятий [4;

269—284]. Надо заметить, что данная тема присутствовала в личных записях Л. С.

Выготского до самых последних месяцев его жизни; ей также посвящена самая важная

Запись серии — «Все историческое, как и современное учение о понятиях». Приведем две

Выдержки из текста. Обе они касаются философских аспектов мышления и напрямую

Подводят к формулировке закона эквивалентности понятий, первая — о свободе в мысли,

Вторая — о проблеме общего и единичного в слове.

«Итак: Центральная идея: В самом пр[о]ст[о]м обобщении, в элем[ентарней]шей общей идее есть известный кусочек фантазии = свободы. В понятии Есть свобода. Рациональным аналогом Идеалист. учения о понятиях (они не вещи, а идеи) является учение о заключенной в понятии (= идее вещи) свободы от вещи. Вот истинный смысл (и великий!) Платона и Всего идеализма».

«Ленин contra Гегель (?) и я contra Bergson: п[о]ч[е]му нельзя назвать отдельного? <…>

29.09.2012


120

4


123

Если бы слово могло быть подведено под Одно понятие, Гегель был бы прав, но возм[о]жн[о]сть ск[а]з[а]ть: круглый картежный стол, к[отор]ый стоит там-то etc. т. е. включить предмет в Пересекающуюся сеть понятий, центром к[отор]ой он является, позволяет слову назвать единичное».

Самая ранняя запись серии — «К проблеме системного исследования» — может относиться к концу 1930 г. Она интересна тем, что в ней прослеживается полемика с А. Н. Леонтьевым по вопросу о практическом интеллекте и о соотношении мышления и речи. Двумя годами позже Л. С. Выготскому придется постоянно опровергать тезис А. Н. Леонтьева об излишнем «речецентризме» новой точки зрения, согласно которой ведущая роль в формировании высшей психики принадлежит слову. В данном документе Л. С. Выготский обсуждает схему экспериментального исследования аналогов комплексных обобщений в практическом действии; схема сопровождается рисунком экспериментального устройства (диск с грузами, подвешенными на разных расстояниях от центра).

Также обращает на себя внимание запись, посвященная одаренности и культурному возрасту (к ней примыкает отдельный текст о юношеском возрасте как культурном феномене). Ее предположительная датировка — 1930—1931 гг., это тезисы неизвестного доклада Л. С. Выготского; в записи появляется еще неоформленный термин «зона ближайших возможностей», который, по-видимому, предваряет идею зоны ближайшего развития (ЗБР), развитую двумя годами позже.

2. «Спиноза». Серия посвящена второй (ненаписанной) части фундаментального труда «Учение об эмоциях» (1931—1933). Заметки сделаны преимущественно простым карандашом на небольших листочках, а также на узких полосках бумаги шириной около 3 см. Они с трудом поддаются прочтению из-за высокой степени сокращенности записи, по своему характеру приближающейся к внутренней речи. В текстах множество зачеркиваний, неразборчивых мест, встречаются утраты. В целом можно сказать, что у Л. С. Выготского были только самые общие наметки относительно теории высших эмоций, т. е. некий образ желаемого результата, путь к которому, однако, оставался неясным.

Центральная тема серии — теория высших эмоций, построить которую можно только после решения психофизической проблемы, как считал Л. С. Выготский. Он полагал, что «Этика» Б. Спинозы содержала ряд постулатов, которые приближали создание такой теории, однако они должны быть заново переосмыслены:

«Величайшая идея Спинозы — освобождаЮщая всю психоЛогию — идея не абсолютной (ее Сп[иноза] отрицает) власти души над телом, но относительной (ее Спиноза признает), т. е.

Отн[о]ш[е]ния души и тела (Жизнь и Разум) не абсолютны и неизменны, а Изменчивы,

2 Относительны. Inde — это не постулат, а проблема (т. е. Сп[и]н[о]за сделал проблему постулатом,

А Постулат — проблемой). Inde — реальная Возможность психологии (особая форма движения —

Развития) изменения удельного веса роли души в жизни тела, разума / жизни.

Это реально, это доступно, это движется.

Все в Сп[и]н[о]зе рвет с механ[ической] причинностью, с неподвижн[остью] (нет р[а]зв[и]тия), с бессвязностью, с п[а]р[а]лл[е]л[и]з[мо]м и Требует выхода за их пределы.

В этом … сила и слабость Сп[инозы]: сила, ибо он построил то, что ведет к этому; слабость, ибо этого еще нет у него» (запись «Величайшая идея Спинозы»).

В документе «Конец предисловия» обнаружилась запись чрезвычайной важности, где

29.09.2012


120

5


Отражена оценка «Учения об эмоциях», которую дал ей Л. С. Выготский, а также размышления о том, кому должна быть посвящена эта работа:

«Книга всей моей жизни,

Плохо написана, но ее мысли — мои. —

124

Устареет то, что от Злобы дня

(я пишу ее не на высотах духа, а в злобе дня. Ост[а]н[е]тся что[-]то для будущего. Зерно — дети и уч[ени]ки, к[оторы]м бы я посвятил ее, если б больше ценил ее будущий элемент. Но сильнее прошлый, во вл[а]сти к[оторо]го я сам. Поэтому <труд>). ——————————————

М[ожет] б[ыть,] Розе посвятить ее? Живой?


Величне отмершего н преходящего

».


Идея посвятить «Учение об эмоциях» Р. Н. Выгодской приходит на смену посвящению недавно умершему отцу Л. С. Выготского — Семену Львовичу Выгодскому (вариант с посвящением С. Л.В. содержит еще одна запись серии «Спиноза»).

Л. С. Выготский считал, что Б. Спинозе удалось сформулировать идею человека с «вершинной» точки зрения. Он планировал закончить данной мыслью «Учение об эмоциях»: «Эта идея может быть руководящей для психологии человека, как науки. Это истинная идея, потому что она согласна с своим объектом, потому что она — говоря

Шексп. языком — показывает человека во всем значеньи слова. Этим она указывает

3 Психологии человека ее истинный объект. Ecce homo » (запись «Л. С.В. Учение об

Эмоциях»).

Серия содержит также размышления об «Этике», маргиналии к ней, схематические наброски ко второй части «Учения об эмоциях» (cм. также опубликованный документ «Молнии спинозовской мысли» [9]).

3. «Библиотечные карточки». Это поистине «золотая серия» семейного архива; она содержит ценнейшие документы, в которых перед нами раскрывается внутренняя динамика перехода к новой точке зрения, не проявляющаяся в опубликованных трудах. Записи сделаны на обороте библиотечных карточек (типографским способом отпечатан 1931 г.); ряд текстов датирован рукой Л. С. Выготского. Серия включает записи, сделанные во время внутренних конференций, заметки, адресованные коллегам (особенно А. Н. Леонтьеву), размышления о психофизической проблеме, об экспедиции в Среднюю Азию, о природе шизофрении и других патологических изменениях психики (в частности афазии), полемику с К. Гольдштейном и Г. Хэдом, тезисы, касающиеся детского развития, но ее центром является идея смыслового строения сознания и отношения мысли к слову.

Запись «Symposium 4 декабря 1932 г.» начинается с решительного пересмотра прошлых достижений:

«1. Необходимость нового этапа исследования вытекает не из того, что пришла новая мысль, заинтересовала новая идея, а из — необходимости развития самих иссл[е]д[о]в[а]ний — новые факты толкают на поиски новых более сложных объяснений. … Мы сосредоточили внимание на знаке (на орудии) в ущерб развитию самой операции с ним, представляя ее, как нечто Простое[,] идущее по 3 ступеням: магич. — вн[е]шн. — внутр. Но узелок — внешн. и дневник подростка — вн[е]шнее. Отсюда — море плохо объясненных фактов и стремление глубже заглянуть в факты,

29.09.2012


120

6


Т. е. иначе теоретически их оценить.

2. Высшие и низшие ф[унк]ции не строятся в 2 этажа: их число и н[а]зв[а]ния не совпадают. Но и не наше прежнее понимание: высшая ф[унк]ция есть овладение низшей (произв. вн[и]м. есть подчинение себе непроизв. вн[и]м[ания]), ибо это и значит — в 2 этажа».

Л. С. Выготский указывает на то, что главной задачей становится поиск метода, с помощью которого можно было бы изучать «внутренние» процессы, в частности динамику смыслов, и называет этот метод «семическим анализом». Коллеги возражают — не подменяются ли таким образом исследования всей психики изучением только одной ее области — вербализованной? Л. С. Выготский парирует: «Неверно у А. Н.: Верб. и неверб. эксп[е]р[и]м[е]нт не совп[а]дают с иссл[е]д[о]в[а]ниями Речи и д[ейст]вия и понятий чистой речи. Это — проблема,

125

4 А первое: прием иссл[е]д[о]в[ания]. Ergo неверно и место собств. работы А. Н.». Это

Начало расхождения между ним и А. Н. Леонтьевым, и дальше заметки Л. С. Выготского

Начинают пестреть пометками «сontra» — «против» — в тех местах, где он фиксирует

Тезисы А. Н. Леонтьева. Они не совпадают в теоретической оценке процессов перехода

Речи в мысль: А. Н. Леонтьев предлагает метафору спектрального анализа, Л. С. Выготский

Ее отклоняет. Речь, говорит он, — столь же активный участник этого перехода, как и сама

Мысль, не следует представлять ее в качестве снимка, слепка, своего рода посмертной

Маски, снятой с живого процесса мышления. Роль речи не только в том, чтобы

Фиксировать мысль или то, что он нее осталось, слово — основной носитель мысли, ее

Ткань (правда, более похожая не на холст, а на канву. — Е. З.) — и не только мышления, но

И сознания в целом. А. Н. Леонтьев настаивает на исследовании практического действия

Как центральной темы, Л. С. Выготский с ним не согласен: динамика действия производна

От динамики смысла и сама по себе, отдельно от «вершинного» измерения смыслов, не

Может быть проанализирована (см. выше замечание Л. С. Выготского о неверной оценке

Собственного места исследования А. Н. Леонтьева). Полемика между ними достигает

Максимальной остроты (см. ниже выдержки из других документов). Не будем углубляться

В анализ расхождений, но факт остается фактом — А. Н. Леонтьев уклоняется от

Исследования сознания по той программе, которую предлагает Л. С. Выготский, хотя и

Продолжает принимать участие в работе школы, проводит эксперименты, дискутирует на

Симпозиумах.

Приведем еще одну цитату из документа «Symposium 4 декабря 1932 г.», это ответ

Л. С. Выготского на возражения со стороны Л. И. Божович, который в большей степени

Является ответом А. Н. Леонтьеву («речь — не обнаружение»). Фрагмент обладает

Большой научной ценностью: в нем не только поднимается вопрос об отношении

Мышления и речи — так, как он не поставлен даже в одноименной монографии (когда

Мышление становится мышлением в собственном смысле слова?), но и дается новая

Формулировка психофизической проблемы (подробнее об этом см. [10]):

Лидия Ильин.

1. Извне — внутрь: но вопрос о методе: как опоср[е]дств[е]нным путем изучить

Вн[у]тр[е]нние скрытые пр[о]ц[е]ссы. [Следующие два предложения отчеркнуты вертикально по

Левому краю, пометка: «это неверно». — Е. З.] Мышление р[а]скрывает себя в речи и д[ейст]вии.

Почему именно д[ейст]вие и речь — сущ[естве]нны, где критерий — существ[е]нных раскрытий.

29.09.2012


2. Облако — мышление? Или ст[а]н[о]в[и]тся мышлением, когда проливается в речи. Мышл. гн. [гностическое (?). — Е. З.] и есть его д[ейст]вие? Внутр. психич. к[а]к относится к поведению — психофизич. проблема. Это и есть проблема мышления и речи


ЗАПИСНЫЕ КНИЖКИ, ЗАМЕТКИ, НАУЧНЫЕ ДНЕВНИКИ Л. С. ВЫГОТСКОГО: РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ СЕМЕЙНОГО АРХИВА

ЗАПИСНЫЕ КНИЖКИ, ЗАМЕТКИ, НАУЧНЫЕ ДНЕВНИКИ Л. С. ВЫГОТСКОГО: РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ СЕМЕЙНОГО АРХИВА

Другие записи серии также подчеркивают особую роль речи в развитии сознания и связаны напрямую с докладом «Проблема сознания» [7]: «Речь и сознание: сначала мы думали: речь и мышление, далее: через интеллектуализацию — речь к памяти, вн[и]м[а]н., восприятие. Т. е. мы распростр[а]няли речь на все сознание. Важнее: выводить ее из той

Перемены, к[отор]ую она производит в с[о]зн[а]нии. Первое слово есть изменение

6 Сознания задолго до изменения мышления: prise de conscience, ср. проблему первых

Вопросов» (запись «В афазии, шизофрении

126

И др. патологических изменениях»). В других документах от 1932 г. Л. С. указывает, что первая детская ориентировка — смысловая, первые вопросы — о смысле, а не о значении окружающего мира («Сознание без слова», «Первые вопросы — возникновение предметного мира»). Л. С. Выготский подчеркивает сложную динамику смыслов, ее внутреннюю конфликтность и вместе с тем дает блестящую философскую трактовку отношению между мыслью и словом; в ней прослеживается скрытый диалог с А. А. Потебней, книга которого «Мысль и язык» оказала сильное влияние на молодого Л. С. Выготского (удивительно, что даже само сходство названий между главными трудами А. А. Потебни и Л. С. Выготского не рефлексируется в современной психологии, а между тем они созвучны не только по названию):

«Два парадокса мышления:

1) почему мышл. ? ассоц. репрод.

2) почему мышл. ? логич. фигуры

7 Barbara Celares.

Потому что оно Идет в борьбе против тенденций с смысловыми полями и в созн[а]нии этих

Полей (ср. внутр. речь — создает поля — внешн. речь идет по этим полям)».

Новая точка зрения, предполагает Л. С. Выготский, приводит к прогрессу и в области патопсихологии (а также нейропсихологии, которой на тот момент еще не существовало в

Качестве самостоятельной отрасли психологии). А. Н. Леонтьев вспоминал, что доклад о

8 Сознании, который Л. С. Выготский сделал на внутренней конференции в конце 1932 г. ,

Представлял собой генеральную схему будущей теории: «замыкание всей психологии на

Значение». Кроме того, добавил А. Н. Леонтьев, «полезла афазия, шизофрения, тезисы о

Локализации (нейропсихология) и др.» [11; 374]. И действительно, Л. С. Выготский не

Только в третий раз стал студентом Харьковского мединститута, но и активно работал в

Клинике до последнего месяца жизни, о чем свидетельствуют его записные книжки. В 1932

Г. была опубликована его статья о шизофрении; не менее десятка заметок посвящены этой

29.09.2012

7


120

8


Теме. Приводим выдержку из записи «К проблеме sch [шизофрении. — Е. З.]»: «…то, что мы наблюдаем в болезни, есть Жизнь сознания[,] Оторвавшегося от своих жизненных корней: т. е. кораблекрушение сознания, его вершин, хотя бы и наткнувшегося на подводную скалу в глубинах».

4. «Статья на французском языке». Записи сделаны на обороте статьи по детской
психологии на французском языке. В серию входит очередной план книги по проблеме
сознания, запись дискуссии на симпозиуме (с участием А. Н. Леонтьева, А. В. Запорожца,
А. Р. Лурия, Л. И. Божович), наблюдения за младшей дочерью Асей и отдельный документ
с заметками для А. Н. Леонтьева. План книги — один из наиболее полных, в нем
присутствуют, помимо основных тезисов (о принципах и методах новой теории), названия
глав о свободе человека, о динамике смыслов (в частности, отдельная глава посвящена
анализу поэтики В. Хлебникова), психофизической проблеме, бессознательном.
Отдельным пунктом в него вклинивается запись, свидетельствующая о том, что Л. С.
Выготский постоянно ведет внутренний спор с А. Н. Леонтьевым: «Как оплодотворить тов.
Леонтьева — светом проблемы сознания?» В записи «NB! А. Н.» п. 17 выделен по левому

Краю квадратной скобкой и отмечен знаком «!!!!!!»: «Путь изучения значения — центр.

9 Вопрос исследования. План смотрит назад, не делает шага решительного вперед к новой

Ступени работы — к семическому анализу. — Что значит значение действия?»

127

К этим двум сериям непосредственно примыкают документы «Тезисы по докладу А. Р. Лурии», «К вопросу об историческом направлении в психологии» и записные книжки за 1932 г.

5. «Географические карты». Записи на обороте листов с изображением полушарий Земли датируются 1932—1933 гг. Включают замечания к тезисам А. Н. Леонтьева и А. Р. Лурия, к теории поля К. Левина, а также описание клинических случаев («поездка в штаб», «потеря почты»), которые Л. С. Выготский наблюдал лично, к их анализу он часто возвращался в других заметках.

6. «Издательство ОНТИ». Заметки на обороте издательского бланка, часть заметок помечена 1933 г. Именно с этой серии начинается интереснейшая дискуссия с К. Левином о роли мышления в развитии личности и о единстве двух типов динамики — текучей динамики смыслового поля и жесткой динамики действия. Среди опубликованных работ на данную тему — «Проблема умственной отсталости», вышедшая посмертно, в 1935 г. Документ «К. Левин. 3.05.33 г.» состоит из двух частей: первая — критика теории поля, вторая, озаглавленная «Левин. Лекции», содержит изложение некоторых тезисов динамической психологии. Мы предполагаем, что запись была сделана после личной встречи К. Левина и Л. С. Выготского; в пользу нашей гипотезы свидетельствует тот факт, что именно весной 1933 г. К. Левин, находясь за границей, узнал о фашистском перевороте в Германии и принял решение эмигрировать в США; по пути из Японии в Европу он сделал двухнедельную остановку в Москве, где Л. С. Выготский и А. Р. Лурия уговаривали его остаться в СССР (как известно, предложение принято не было). Тогда вторая часть записи является конспектом лекции К. Левина, которую он прочел в Москве (как известно, К. Левин не только читал лекции, но и показывал свои фильмы, в частности, о девочке Ханне, садящейся на камень). Л. С. Выготский указывает на недооценку способности человека «выйти из поля», которую сам К. Левин трактовал как специфическое отличие человека. Приведем цитату из документа:

29.09.2012


120

9


1. Почему понятия освобождают действие?

2 Проблемы: 1) отн[о]ш[е]ние мышл. к реальн. плоск.

2) сдвиги в пл[о]ск[о]сти мышл. <…> В мышл[е]нии — уход от сил.

2. Почему мышление с годами приобретает все бoльшее значение

Понятия — отн[о]ш[е]ния реальн. (числа) — Отн[о]ш[е]н. систем.

10 Гл[а]вное в мышл[е]нии — свобода: ich kann was ich will. Отсюда она переносится в

Действие.

Но зарождается свобода в мысли.

В мышлении — выход из векторного поля».

Серия также содержит подготовительные заметки к последним главам «Мышления и речи» (функции речи, их дифференциации в онтогенезе, динамика перехода мысли в слово, природа внутренней речи и др.) и описания клинических случаев.

7. «Аэрофотосъемка» и «Гистология». Записи на оборотной стороне листов с изображениями земной поверхности и строения клетки, одного формата; обе серии, по-видимому, велись одновременно (ориентировочно в 1933—1934 гг.). На фоне продолжающейся дискуссии с К. Левином — множество документов, посвященных пато-и нейропсихологическим вопросам (афазии, агнозии, постэнцефалитный синдром, шизофрения, умственная отсталость); отдельные записи посвящены анализу взглядов О. Петцля и критике закона Джексона—Рибо. К серии примыкает найденная в архиве стенограмма записи симпозиума по агнозии Вольперта (симультанная агнозия); основной доклад сделал А. Р. Лурия, стенограмма начинается со с. 18, сохранилось только выступление Л. С. Выготского, в

128

Котором зафиксированы ключевые положения теории системной локализации ВПФ. В документе «О тотальной афазии», в частности, встречаем замечание, относящееся к проблеме понятия цвета (какие именно абстрактные признаки могут его образовывать? в чем сходство между восприятием цвета и восприятием слова, которое скрыто за явным различием этих двух процессов?) и цветовой агнозии. Нужно отметить, что примерно в те же годы (и впоследствии) Л. Витгенштейн указывал на особое значение вопроса о восприятии цвета для понимания природы сознания, выделяя цвет как особый «объект», размышления над которым — наряду с другими «тестовыми объектами», словом и болью (какие признаки абстрагируются при образовании понятия «боль»? возможно ли вообще такое понятие?) — представляют собой самую необходимую философскую тренировку. У Л. С. Выготского вопрос поставлен в нейропсихологическом ключе:

«Алексия и цвет. агнозия аналогичны ли объект-агнозии. Р[а]зличие колоссально: восприятие объекта + восприятие символа (<печ.[атного]> слова) + воспр. кач[ест]ва, к[отор]ое труднее всего обобщ[ае]тся (цвет), — разные вещи. Почему — алексия идет рука об руку с цветовой агнозией — кто психол. разрешит это[,] р[а]зг[а]дает одну из самых трудных загадок».

Понятие цвета — одна из головоломок, возникающая при осмыслении закона эквивалентности понятий, которому посвящена центральная запись серии «О мере общности понятий». Л. С. Выготский оттачивает этот закон на протяжении четырех лет. Критикуя собственные исследования развития значений слов за «искусственность» введенной там сети понятий, он пытается осмыслить его приложения к системе реального, живого языка:

29.09.2012


120

10


«Мы искали долго (и тщетно) симптома (надежного) для квалификации структуры обобщения в реальных зн[а]ч[е]ниях слов (синкреты, к[о]мпл[е]ксы etc[.]) и тем самым моста от эксперим. к реальным понятиям: повидимому, он лежит в Мере общности, так как это (отношение общности) есть самый основной и существенный признак всякого зн[а]ч[е]ния (Быть зн[а]ч[е]нием = стоять в Определенных отношениях общности к другим зн[а]ч[е]ниям, т. е. иметь специфич. меру

Общности), к[отор]ый м. б. самым надежным критерием стр[укту]ры обобщения реальных

11 Понятии: отн[о]ш[е]ние Ober и Unterbegriff ».

Из документа «Четвертое измерение Левина»:

«Надо изучить малоизвестные нам свойства комплекса, предпонятий etc. В каждой из этих сфер мысли иное отношение к объекту и иной акт схв[а]т[ы]в[а]ния объекта в мысли, т. е. 2 основных момента, характеризующих понятия. Inde природа этих понятий и все их свойства различны».

8. «Психология искусства». Записи на карточках с заголовком «Психология искусства», которые были напечатаны для наклеивания на папки с текстом диссертации, относятся к 1933—1934 гг. (использование бланков 10-летней давности — не редкость для личных заметок; иногда они велись на оборотной стороне текстов с дореформенной орфографией). Серия небольшая, но один из ее документов («NB! К Закс и Коган. Интеллект и динамика») представляет собой уникальную запись, содержащую не только критику К. Левина, и анализ сложных случаев (пациенты Коган и Закс, в заметках указаны только фамилии, имена отсутствуют), но и положительные формулировки единства интеллекта и аффекта, единой динамики сознания. Текст безусловно заслуживает отдельной публикации и подробного комментария. Приведем фрагменты, в которых содержатся и тезисы, близкие теории деятельности, и переосмысление теории

129

Поля, и афористически точно сформулированный критерий единства интеллекта и аффекта, и жесткая критика собственного подхода:

«1. Сознание определяет жизнь (образ), но оно само возникает из жизни и образует ее момент: ergo жизнь определяет жизнь через сознание. К[а]к только мы оторвали мышление от жизни (от динамики) — взяли его как понятие пс[и]х[и]ч[е]ск[о]го, а не психол[о]г[и]ч[е]ск[о]го[,] — мы закрыли себе всякий путь к выяснению и объяснению его главнейшего свойства: определять образ жизни и поведения, действовать, влиять. <…>

3. Ступени р[а]зв[и]тия понятия — ступени превр[а]щ[е]ния динамики (аффекта) реальн. д[ейст]вия в динамику мышлен. <…>

6. Ошибкой нашего анализа З. и К. является то, что анализ ведется в 2-х планах: внешнее поле

И смысл. поле — нет единства, а п[а]р[а]ллелизм и соответствие.

12 Надо взять Единый план: ибо динамика сорта flussig, поск[оль]ку она есть в действии,

Вносится в него мышлением. Свобода динамики в реальном поле и действии есть точная мера

Участия мышления в поведении.

7. Критерием единства интеллекта и аффекта является принципиальное отношение к ситуации
— в смысле св[я]з[а]нн[о]сти и свободы: это есть истинная единица аффектинтеллекта. Степень
отлета обобщ[е]ния от предмета определяет степень превращения аффекта вещи в аффект
понятия».

В серию также входят выписки из Ф. Энгельса, Э. Сепира, полемика с А. Н.

29.09.2012


120

11


Леонтьевым, размышления о мотивации мысли и др.

9. «Движени е рукописи». Серия записей, сделанных в последние месяцы жизни Л. С. Выготского, показывает, насколько продуктивными они были, а также то, что он находился в расцвете своих возможностей. Документы на издательских карточках, почерк сильно изменен, неровный, крупный, из гласных сохранены только самые необходимые для понимания текста (прием, использующийся в стенографии) — все это создает ощущение стремительности фиксации мысли; Л. С. Выготский, по-видимому, предчувствовал скорую смерть (см. ниже последнюю запись, относящуюся к данной серии документов). Серия объемная, среди ее тем — единая точка зрения на динамику сознания, проблема соотношения аффекта, интеллекта и воли, периодизация детского развития, социальная ситуация развития, отношение обучения к развитию, проблема афазии и агнозии и др. Несколько симпозиумов (ноябрь—декабрь 1933 г.) посвящены теме детской игры и игрушки; ряд заметок традиционно относится к наблюдению за больными, экспериментальным исследованиям в области нейропсихологии.

Полемика с К. Левином перерастает в подлинный диалог, совместное движение к

Общей цели. Л. С. Выготский уверен, что решение динамической проблемы найдено

13 (запись «Sehr wichtig. Единство интеллекта и аффекта»):

14 «Единство аффекта и ин[теллек]та (Верно) — Найти единицу .

Но д[и]н[а]м[и]ка текучая вообще по-видимому не существует Вне мышления (В этом и суть

Единства); ergo поск[оль]ку она встреч[ае]тся в д[и]н[а]м[и]ке поля — Она вносится туда из

15 Мышления. Не так: существует динамика 2-х сортов (текуч. — своб. — и starre св[я]з[а]нная)

Нез[а]в[и]с[и]мо от инт[еллек]та (элементы: водород) и существует 2 сорта деят[ель]н[о]сти

(мышл. и реальн. деят.) нез[а]в[и]с[и]мо от динамики... Но так: существуют 2 единства Динам.

Деят[ель]н[о]сти: мышл. и реальн. д[еятель]н[о]сть. То и другое имеет свой Динам. аспект, т. е.

16 Есть динам. система sui gen. , определенного типа и сорта. Вне деят[ель]н[о]сти не существует in

Abstracto

130

2-Х видов динамики. Это главное и основное. <…> Ск[а]з[а]ть: р[а]сстр[ое]но мышление Зн[а]ч[и]т сказать р[а]сстроены динам. процессы определ. сорта везде и всюду. Роль мышл. в деят[ель]н[о]сти и заключается в внесении новых динамич. возможностей в деят[ель]ность».

Из прочих документов следует отметить маленькую заметку «О воле» с афористическим определением первостепенной важности: «воля — это понятие, ставшее аффектом; волевой человек — это личность, определившая свои поступки и образ жизни из аффекта Я». Тезисы документа «Значение взаимодействия с идеальной формой в детском развитии» даже 50 лет спустя вряд ли попали бы в печать:

«с) движущие силы развития … — Это основные противоречия детского развития — идеальной и генетич. (р[а]зв[и]в[аю]щ[ей]ся[)] формы; d) в развитии эмбрион. результат (идеальн. форма) преформирован; в эволюции — ее нет вовсе, она в конце; в детск. развитии — есть реальн. вз[аи]м[одейст]вие с ней; e) что значит, что идеальн. форма вз[аи]м[о]д[ейст]вует с генет.: что последняя отн[о]с[и]тся к первой, как часть к целому, как клетка к ткани: ср. Однословное предложение ребенка есть часть диалога с идеальн. Речью матери, т. е. реально оно есть часть целого, в к[оторо]м есть гр[а]мм[а]т[и]зация и др. особенности, с к[оторы]ми реально сталкивается детск. речь. Итак: не извне в 3 г. вн[о]с[и]тся грамматика в детскую речь, а с самого начала грамматика тянет вверх первые слова ребенка».

29.09.2012


120

12


ЗАПИСНЫЕ КНИЖКИ

Блокно т «Ано мально е развитие» Содержит записи разных лет (предположительно 1931—1932 гг.), открывается тезисами «Коллектив как фактор аномального развития ребенка» (статья с одноименным названием опубликована в 1931 г.), по-видимому, представляющими собой план доклада, который значительно шире, чем окончательный вариант статьи. Большая часть блокнота посвящена проблеме аффекта, развитию аффективной сферы личности в норме и при патологических нарушениях. Блокнот включает записи внутренних конференций с участием В. Ф. Шмидт (психоаналитический подход к эмоциям, критика, «зерно истины» в теории З. Фрейда, наблюдение «психоаналитических» случаев в реальной практике Л. С. Выготского, их оценка с точки зрения собственной теории), дефектологов Д. И. Азбукина, А. Г. Басовой и П. П. Почапина (трудновоспитуемый ребенок в детском коллективе), тезисы докладов об основах патопсихологии, о состоянии учения об эмоциях в мировой психологии (ряд тезисов впоследствии был развернут в «Учении об эмоциях», 1931—1933 гг. [8], и в «Лекциях по психологии», 1932 г. [4]), анализируются эксперименты У. Кеннона, теории У. Джемса — К. Ланге, И. П. Павлова, З. Фрейда, Э. Блейлера, Э. Кречмера, Э. Сепира. Приведем цитату из конференции, посвященной проблеме эмоций и методам их изучения; Л. С. Выготский возражает своему постоянному «критику» по идеологической части З. И. Чучмареву (первое упоминание о нем в архиве — переписка с К. Н. Корниловым от 1925 г., его имя встречается в записях обсуждения «Мышления и речи», доклада о шизофрении и др.):

«Гальванометрия

1. Д[о]к[а]з[а]ть, что здесь запись эмоц. состояния: на кривых.

17 Изучение эмоций post mortem : cперва убьем, потом изучим.

2. Язык создан не для эмоций. В этом трудность выражения и изучения эмоций. Т[а]к и

Должно быть? ?? А наз[ы]вание эмоции изменяет эмоцию (prisedeconscience) не только в смысле

18 «лжи» (Тютчев) , но и течения:

131

Т. е. за этой трудностью лежит реальный феномен изменения

Эмоция — слово!»

По-видимому, записи второй половины блокнота относятся к началу 1932 г. Гипотеза смыслового строения сознания еще не имеет ясных очертаний, о некоторых моментах, уже четко схваченных в середине 1932 г., Л. С. Выготский пишет с вопросительной интонацией:

«Вопросы о понятиях.

1. Понимание больше, чем слово.

Выключить все ост[аль]ные моменты (экспресс. моменты).

2. Смена зн[а]ч[е]ний в языке и р[а]зв[и]тие языка у ребенка — не психол.
з[а]к[о]н[о]м[е]рн[о]сти — удельный вес этого аргумента.

3. Понятие — что такое? Логич. понятие науки и в жизни.

4. Зн[а]ч[е]ние = смысл? Дост[а]т[о]чно ли: зн[а]ч[е]н[ие] = понятие?

5. Неск[оль]ко типов зн[а]ч[е]ний: к ясному понятию путь не совпадает ли. <…>

6. Выводы? Исчезают ли у взрослого детск. ф[о]рмы или ингредиенты».

29.09.2012


120

13


Записна Я книжка (октябрь, 1932 г.) насыщена важнейшими документами; здесь план книги по проблеме сознания, заметки о психофизической проблеме, полемика с А. Н. Леонтьевым, тезисы по докладу И. М. Соловьева (доклад о результатах эксперимента с использованием модифицированной методики Карстен зафиксирован в отдельном документе серии «Библиотечные карточки»). Опубликована с подробным комментарием и историческими справками в журнале «Новое литературное обозрение» [3], [10].

Записная книжка (лето 1932 г.) содержит выписки из Р. Роллана, В. Зомбарта, О. Шпенглера, Э. Блейлера, а также наблюдения за дочерью Асей (эгоцентрическая речь, детская воля, память, внимание, аффективная сфера, кризис одного года). Документ ценен тем, что сдвигает датировку начала нового периода на еще более ранний срок — не позднее июля 1932 г. Фрагмент записи от 17 августа:

19 «Вопрос: что это? — семасиологич. природы, вопрос О смысле (eo ipso и о слове, но не

Названии, а о логосе) — его функция — осмышление + осознание (prisedeconscience). Отсюда:

Игра смыслами: иллюзионные игры, их начало (разгадка детской игры в ее семасиологической

Природе) + ложь + аутизм + будущее время. В частности: забота о том, что будет, пока Аси не

Будет (о неизменности ситуации)».

Конференция по исследовательским темам 27—29 окт. 1933 г. Бесценная тетрадь с тезисами докладов и комментариями Л. С. Выготского к ним; эта конференция посвящена темам, практически не попадающим в печать. Перечислим темы выступлений так, как они указаны Л. С. Выготским:

1. «В. Ф. Шмидт. Проблема развития ребенка-психоневротика». Содержит 28 тезисов с
подробным анализом фрейдовских положений, а также собственных клинических
изысканий в традиционно психоаналитической области. Приведем один из итоговых
тезисов:

«Перспективы: сохранение основного положения Freud’a (пс. невр. результат неудавшегося вытеснения, конфликт Я и Оно, высших и низших слоев психики в новой системе: Freud р[а]ссм[а]тр[и]вает с[о]з[нание] в свете учения о б[е]с[со]з[нательном]; мы — б[е]с[со]з[нательное] в свете учения о с[о]з[нании]. Новая теория детского пс[ихо]невроза. Ни открывать наново Америку, ни считать её неоткрытой.

Кто хочет строить научную психологию, должен итти другим путем: Fr. не дал учения о c[o]зн[ании]; нельзя просто дополнить Fr. учением о c[o]зн[ании]; надо его факты и теории перестроить в новом целом».

2. «Р. А. Авербух. Среда — переживание — характер». Переживание рассматривается
как единица личностного и средового момента в развитии характера, 8 тезисов (о
переживании см. опубликованные

132

Лекции по психологии развития, прочитанные Л. С. Выготским в Ленинградском педагогическом институте в 1933—1934 гг. [2]).

3. «Ек. Мих. Анализ психомоторики». Фамилия докладчика не установлена, шесть
тезисов. Выдержка из текста:

«1. Запись, архитектоника, смысл. Внутренняя речь и моторика. … Единица психомоторики: смысловое движение, а не смысл + двигательный механизм. <…>

29.09.2012


120

14


Видимый и невидимый смысл движения: видимый — движение к цели (механ. необходимое) — и Этот смысл, без к[оторо]го движение непонятно; но мы никогда не делаем точных и только необходимых движений, поэтому движение всегда имеет скрытый, внутренний смысл движения, к[отор]ый всегда выражает Отношение личности к Цели, внутреннее препятствие, борьбу, колебание, добавочную цель, скрытую тенденцию или мотив, горячность, слабость, преувеличение цели, достижение цели для показа etc. Мы делаем больше или меньше, чем необходимо с точки зрения ситуации, в этом Больше и Меньше ключ к скрытому смыслу. Толкование моторики».

4. «М. С. Певзнер. Развитие ребенка после энцефалита». 12 тезисов о структуре сознания постэнцефалитика и методах воспитания полноценной личности у детей с данным диагнозом.

Среди записных книжек — тетради с клиническими наблюдениями, которые Л. С. Выготский вел до конца жизни (последняя запись в тетради «Донская клиника», сделанная 4 мая 1934 г. в процессе осмотра пациента Миши Котикова, содержит анализ истории болезни; пометка в конце записи — «показать после 20-го»), конспекты других авторов, тетрадь с подробными записями бесед с Р. С. Арраго — человеком, обладавшим феноменальной способностью к счету и выступавшим с демонстрациями своих возможностей в концертных залах Европы (беседа состоялась в апреле 1934 г.), и др.

ОТДЕЛЬНЫЕ ЗАПИСИ

Из несерийных записей, объем которых очень велик (более двухсот документов на настоящий момент), мы отобрали для краткой характеристики три документа.

1. «Сознание без слова» — тезисы, посвященные «стигийскому звону и зиянию», той области, в которой слова еще нет, но мысль или ее туманное зерно уже существует. Идея динамики смыслов присутствует, но еще не имеет ясных очертаний, cистемный принцип доминирует (по-видимому, это запись середины 1932 г.). Текст, безусловно, требует отдельной публикации. Процитируем несколько центральных фрагментов.

О роли слова в динамике сознания:

«3). Слово играет центр. роль в Сознании, а не в его отдельных ф[унк]циях. Ср.

20 Внимание — центр. ф[унк]ция созн[а]ния; его Nichtexistenz вытекает из Nichtexistenz

Самого сознания; ср. роль слова во внимании. Синкретизм и расщепление — основные

Ф[унк]ции сознания: Kohler. Если бы не было психоза sch, эту ф[унк]цию следовало бы

Назвать схизотимной. Амнезии — болезни с[о]зн[а]ния. <…>

13). Жалобы на недост[а]т[о]чность слова — но как они изложены в слове: О если б без

21 22

Слова сказаться душой было можно. Мысль изреченная есть ложь : но эта мысль

23 Изречена, т. е. ложна (ср. софизм о критянине, к[отор]ый лжет) . В чем истинность: слово

В сознание вносит не идиллию, но драму, даже трагедию (Неразрешимую). Вообще, жизнь

С[о]зн[а]ния — в отличие от жизни орг[а]н[и]зма — (этим сознание и стоит вне

Орг[а]н[и]ч[е]ской

133

24 Жизни) — не идиллия, не покой Спинозы, но трагедия: amor fati ».

Критика собственных взглядов (оценка опытов Л. С. Сахарова подтверждает наше предположение о том, что они имели статус решающей аномалии при переходе к новой

29.09.2012


120

15


Точке зрения):

25 26 «7). Как у Сахарова мы Бессознательно, Стихийно получили то, что есть в Подростке. Он

Умер, не подозревая об этом. Так нельзя итти, но Проблема значений и Систем навязана нам этим

Исследованием. <…>

17). Наш недост[а]т[о]к не нед[о]ст[а]т[о]к ф[а]ктов, а несостоят[ель]ность теории: в анализе

Нашего кризиса это — главная трудность, а не уход от фактов. Это Contra А[.]Н. Следовательно:

Спасение Не в фактах, а в Теории. Мы слишком поздно ввели сист[емную] т. зр. Ср. пиктограмма,

Память у А[.]Н., опыты Морозовой. Сейчас я понимаю все это глубже».

О поэзии:

«25). Поэзия = слова без предм. отнесенности, т. е. композиция чистых значений (Якобсон,

Хлебников). Замечателен факт, что одно и то же можно мыслить Через разные значения. Туман

27 Этот, лед этот, эту поверхность — это значит: ее, любимую ».

2. «Тезисы по докладу А. Р. Лурии» Представляют собой запись симпозиума с участием А. Н. Леонтьева, Л. И. Божович, Н. Г. Морозовой, Р. Е. Левиной. Найдены тезисы с 13 по 61 (конец записи). Она примечательна тем, что это едва ли не первый симпозиум, где Л. С. Выготский выступает с новой идеей о необходимости исследования внутренней структуры знаковой операции — значения. Ряд формулировок совпадает с текстом последней главы «Мышления и речи» дословно («мысль не выражается в слове, но совершается в слове» и др.), отдельные формулировки до сих пор сохраняют свою новизну и вносят существенные поправки в гипотезу об интериоризации: «55. Внутренняя речь — не после внешней. Внутр. опосредств[о]в[а]ние есть с самого начала в речи, к[отор]ая есть недифференц. единство внешн./внутр. речи». Вопросы коллег демонстрируют трудности, испытываемые ими при осмыслении предложенной в 1932 г. программы исследований: Л. С. Выготский движется вперед слишком быстро, и ему приходится доказывать, что между старыми и новыми взглядами есть глубокая связь, преемственность, а не разрыв:

«38. [Пункт помечен по левому полю двумя восклицательными знаками. — Е. З.] А[.]Н.: Изм[е]н[е]ние зн[а]ч[е]ний в том ли, что значение неконстантно <…>? — Центр изменения зн[а]ч[е]н. не в этом. Но есть и это. Движение смыслов = их изменение.

В частности, Изменение значений и Движение смыслов есть Экспер. метод исследования систем и их внутренней стр[укту]ры и динамики. Изменение значения есть более глубокий, более Сущностный, более внутренний анализ знаковой операции. … Оно есть новый способ экспериментирования над знаковой операцией. [Абзац выделен по левому полю жирной

Вертикальной чертой и обозначен восклицательным знаком. — Е. З.] <…>

28 42. А[.]Н. Неверно, что зн[а]ч[е]ние из идеологии , оно ведет к системе. Знак держит

Систему, благодаря тому, что знак имеет значение. Знак держит систему тем, что он имеет

Значение. <…>

45. А[.]Н. Слово движется от зн[а]ч[е]н. к зн[а]ч[е]нию (нет!) или зн[а]ч[е]ние вокруг слова?

Да. <…> сознание создаетс помощью слова значение. Слово Только носитель или

134

Словоцентризм? Все зависит от того, что понимать под словом (фонему или единство фонемы и значения)».

29 «Семасиологический метод» , в частности, представляет собой новую версию

Косвенного метода, о необходимости которого Л. С. Выготский писал еще в работе

29.09.2012


120

16


«Исторический смысл психологического кризиса»:

«60. Проблема внутреннего опосредствования значениями. Что такое значение? Гипотетич. понятие о внутреннем образовании, психол. природа к[оторо]го ближайшим образом неизвестна,

Но реальность к[оторо]го вне сомнения, место к[оторо]го известно (ср. вычисления неоткрытых

30 Планет) , действия к[оторо]го можно и нужно изучать, без к[оторо]го невозможна жизнь

Сознания, как без витаминов или гормонов [—] жизнь организма».

3. Итог многолетней работы. Запись чрезвычайной важности представляет собой тезисы доклада Л. С. Выготского о еще не написанной книге — «Мышлении и речи». Из оглавления видно, что изначально план книги был шире — в частности, в него входила глава о свободе воли (в «Мышлении и речи» эта тема разрабатывается в рамках идеи произвольности и осознанности ВПФ). Л. С. Выготский фиксирует ход заседания, на котором он был основным докладчиком, а также выступления других участников — В. Н. Колбановского, Ф. Н. Шемякина, А. В. Введенова. Тезисы Л. С. Выготского были подвергнуты резкой критике, весьма смахивающей на травлю. Основные обвинения — идеализм, отсутствие марксистско-ленинского подхода и диалектики, методологическая неграмотность и пр. В частности, Л. С. Выготского упрекали в том, что у него отсутствует «филогенетический материал» — а между тем в 1932 г. по указанию сверху была остановлена работа над материалами, полученными в результате экспедиции А. Р. Лурия в Среднюю Азию; один участник экспедиции был расстрелян. Л. С. Выготский делает грустную пометку возле возражения о материале — «где мне его взять [?]». Далее ему вменяется в обязанность заниматься только «совгражданами» и изучать «закономерности соцстроительства». Индивидуальность, личность — узкая, ограниченная задача, замечает оппонент и выносит вердикт — «ползучий эмпиризм + механицизм». Запись проливает свет на ранее неизвестные обстоятельства, в которых создавалась знаменитая работа Л. С. Выготского. Удивительно, что книга все-таки вышла в свет после подобного обсуждения.

Место и время проведения заседания не указано. В книге Г. Л. Выгодской и Т. М. Лифановой опубликованы тезисы к «Мышлению и речи» из Научного архива АПН СССР (Ф. 5462. — Оп. 14. — Ед. хр. 227. — Л. 5) [1; 136]. Это тезисы доклада Л. С. Выготского на секции Института научной педагогики от 2 апреля 1932 г. Есть веские основания для отождествления этих двух событий, однако требуются дополнительные изыскания в архивах, в частности следует уточнить состав участников апрельского заседания.

Сходны по содержанию также записи обсуждения еще двух докладов Л. С. Выготского — о природе шизофрении и о психологии эмоций. Оппоненты характеризуют точку зрения Л. С. Выготского как антимарксистскую и идеологически вредную (самая мягкая формулировка — «Доклад наметил только подходы и подходов не наметил. Теоретичность и оторванность от Кр. Армии. Неудовлетворенность у военных работников»). Утомленный некорректными вопросами на заседании, посвященном докладу о шизофрении, Л. С. Выготский не без юмора замечает в связи с очередным выпадом: «Мой последний оппонент — параноик». Однако найденная в архиве записка, адресованная директору Ленинградского пединститута, показывает, как тяжело давались ему

135

Бодрость и присутствие духа (записка адресована в комиссию по чистке, которая усомнилась в том, что Л. С. Выготский приносит пользу советской науке).

29.09.2012


120

17


ПИСЬМА

Процитируем только одно письмо от 8 июня 1934 г., которое принесли умирающему Л. С. Выготскому в санаторий «Серебряный бор». Автор письма — Вера Федоровна Шмидт, жена исследователя и мореплавателя Отто Юльевича Шмидта и сотрудница Л. С. Выготского:

«Дорогой Лев Семенович!

Эти цветы передадут Вам лучше всяких слов наш самый сердечный привет. Отто Юльевич просит пожелать Вам скорейшего выздоровления и желал бы вызвать Вас на соревнование, так как сейчас Вы оба — коллеги по болезни.

Очень хотела Вас повидать еще в Москве, но боялась побеспокоить. Осенью, когда Вы и О. Ю. поправитесь, мы отпразднуем вместе этот двойной праздник. А пока — желаю Вам всего

Светлого и хорошего, что только Вы сами себе желаете. Мы живем сейчас не в реальном мире, а в

31 Сказке, среди восторженных людей, цветов, приветствий и т. п. . Завтра увозим О. Ю. на дачу,

Чтоб он мог спокойно поправляться. К сожалению, наш план поездки в горы вместе с Вами — не

Осуществился. Ни Вам, ни ему врачи не разрешают туда ехать. Но это не беда! Сосновый воздух

Подмосковных лесов не хуже горного аромата. Поправляйтесь же, дорогой Лев Семенович, на

Общую радость всем нам. Крепко жму Вашу руку и шлю самый дружеский привет.

В. Шмидт».

ПОСЛЕДНЯЯ ЗАПИСЬ Л.С. ВЫГОТСКОГО

Известно, что Л. С. Выготский взял с собой в больницу книгу всей своей жизни — «Гамлета», с которым всегда чувствовал особое родство, — и что его последние слова были гамлетовские — «Я готов». В серии «Движение рукописи» есть запись, которую, по-видимому, можно считать самой последней, сделанной перед отправкой в больницу. Запись «Конференция (Закс)» начинается с чужих слов, Л. С. Выготский цитирует какого-то работника науки, который интересуется, зачем ему нужна большая аудитория, о чем он будет в ней говорить, потом идет отрывочная запись симпозиума (обсуждение клинических случаев Когана и Закс), а затем направление текста изменяется, он идет уже не вдоль, а поперек страницы. Это очень личная запись, идущая и в самом деле поперек всего текста, над ним. Она отражает настроение, с которым Л. С. Выготский прощается с тем, что составляло смысл его жизни:

32 «NB! Pro Domo Suo

Это последнее, что я сделал в психологии [,] — и умру на вершине как Моисей, взглянув на

Обет[ованную] землю, не вступив в нее. Простите, милые создания.

33 The rest is silence ».

Его слова кажутся нам горькими вдвойне, потому что мы знаем, что молчание оказалось долгим. Между ними и выходом первого собрания сочинений Л. С. Выготского — 50 лет, разгромные рецензии, запрет на публикации, книги, изъятые из библиотек, постановление ЦК ВКП(б). Но нельзя не заметить, что кроме горечи тут есть что-то еще, перекрывающее

136

Отчаянье. Это счастье быть призванным, счастье стоять на вершине, знать, что ты сделал все, что мог, — или почти все.

29.09.2012


120

18


Автор выражает сердечную благодарность Гите Л ьвовне Выгодской и Елене Евгеньевне Кравцовой за помощь в работе с архивом и ценные консультации.

1. Выгодская Г. Л., Лифанова Т. М. Лев Семенович Выготский. Жизнь. Деятельность. Штрихи к

Портрету. М.: Смысл, 1996.

2. Выготский Л. С. Детская психология // Собр. соч.: В 6 т. Т. 4. М.: Педагогика, 1984.

3. Выготский Л. С. Записная книжка. Октябрь 1932 года (подгот. текста и коммент. Завершневой

Е. Ю., публ. Выгодской Г. Л.) // Нов. литерат. обозр. 2007. № 3 (85). С. 91—99.

4. Выготский Л. С. Мышление и речь // Собр. соч.: В 6 т. Т. 2. М.: Педагогика, 1982.

5. Выготский Л. С. О психологических системах // Собр. соч.: В 6 т. Т. 2. М.: Педагогика, 1982.

6. Выготский Л. С. Педология подростка // Собр. соч.: В 6 т. Т.4. М.: Педагогика, 1984.

7. Выготский Л. С. Проблема сознания // Собр. соч.: В 6 т. Т. 1. М.: Педагогика, 1982.

8. Выготский Л. С. Учение об эмоциях (историко-психологическое исследование) / Собр. соч.: В 6

Т. Т. 6. М.: Педагогика, 1984.

9. Завер шнева Е. Ю. К публикации заметок Л. С. Выготского // Методология и история психологии.

2007. № 4. С. 15—24.

10. Завершнева Е. Ю. Путь к свободе (к публикации материалов из семейного архива Л. С.

Выготского) // Нов. литерат. обозр. 2007. № 3 (85). С. 67—90.

11. Леонтьев А. А., Леонтьев Д. А., Соколова Е. Е. А. Н. Леонтьев. Деятельность, сознание,

Личность. М.: Смысл, 2005.

12. Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. М.: Политиздат, 1977.

13. Лурия А. Р. Маленькая книжка о большой памяти (Ум мнемониста). М.: Изд-во МГУ, 1968.

Поступила в редакцию 16.XI 2007 г.


1

С философом Б. Г. Столпнером Л. С. Выготского связывала долгая дружба (см.

[1;192—193]).

2 Поэтому, следовательно (Лат.)

3 Се человек (Лат., библ.).

4 Cледовательно (лат.).

5«/» — знак отношения.

6 Осознание, понимание, рост сознательности (Франц.).

7

Комментарий А. В. Ахутина: названия двух форм силлогизмов (правильно: Barbara,

Celarent).

8 В собрании сочинений ошибочно указан 1933 г.; мы можем подкрепить свидетельство А. Н.

Леонтьева архивным документом данной серии «К докладу о сознании».

9 План исследования, предложенный А. Н. Леонтьевым.

10

Я могу то, к чему я стремлюсь (Нем.).

11

Oberbegriff — родовое понятие (путь вверх в сетке понятий), Unterbegriff — видовое (путь

Вниз) (Нем.).

12

Текучая (Нем.).

13

Очень важно (Нем.).

14

Она не соответствует единице значения: есть две интерферирующие системы единиц в

Мышлении (примеч. Л. С. Выготского).

15

Жестко (Нем.).

16

Sui generis — как таковая (Лат.).

17

После смерти (Лат.). Л. С. Выготский усиливает стандартный речевой оборот «post

Factum».

18

Имеется в виду знаменитая строка из стихотворения Ф. Тютчева «Silentium» (выделена

Курсивом):

Как сердцу высказать себя?

29.09.2012

Другому как понять тебя?


120

19


Поймет ли он, чем ты живешь? Мысль изреченная есть ложь.

19 Также (Лат.).

20

Несуществование (Нем.).

21

Строка из стихотворения А. Фета «Как мошки зарею…»:

Но память былого

Всё крадется в сердце тревожно...

О, если б без слова

Сказаться душой было можно!

22

См. примеч. 18.

23

«Парадокс лжеца» в варианте Эвбулида:

«Критянин Эпименид сказал: все критяне лжецы».

24

Любовь к року, судьбе (Лат.).

25

Имеется в виду «Педология подростка» и результаты исследования мышления по методике

Выготского—Сахарова.

26

Л. С. Сахаров.

27

Цитата из стихотворения Б. Пастернака «Марбург»:

Когда я упал пред тобой, охватив / Туман этот, лед этот, эту поверхность, / (Как ты хороша!)

— этот вихрь духоты — / О чем ты? Опомнись! Пропало. Отвергнут.

28

Тезис А. Н. Леонтьева, вошедший в «Деятельность. Сознание. Личность» с некоторыми

Поправками, отражающими, по всей вероятности, и его дискуссии с Л. С. Выготским [12;

140—148].

29

Термин, перешедший в работы Л. С. Выготского из работ его учителя Г. Г. Шпета.

30

Примерно в те же годы У. Гершель открыл Уран «на кончике пера», т. е. без наблюдений,

Одними вычислениями, опираясь на данные о возмущении орбит соседних планет.

31

В конце 1933 — начале 1934 г. О. Ю. Шмидт предпринял вторую попытку покорения

Северного Ледовитого океана на корабле «Челюскин», который был затерт во льдах и погиб 13

Февраля 1934 г. Правительственная комиссия под председательством В. В. Куйбышева руководила

Спасением всех челюскинцев, дрейфовавших на льдине; была задействована полярная авиация,

Заболевший О. Ю. Шмидт по приказанию комиссии был вывезен в Москву 11 апреля 1934 г.

32

«Pro domo sua» — неточное, но распространенное название речи Цицерона «В защиту

Собственного дома», т. е. своей профессиональной деятельности оратора и адвоката; точное

Название — «De domo sua (ad pontifices oratio)».

33

Последние слова Гамлета.

29.09.2012


137

1


137 ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ